Маркс, Генрих Цитаты

Здесь вы можете найти и скачать цитаты Маркс, Генрих

Маркс, Генрих цитаты, мысли, афоризмы, высказывания

#94813

Ты знаешь, что я не хочу педантично пользоваться авторитетом отца. Я могу и собственному ребенку признаться, если в чём-либо неправ. — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.600)

Маркс, Генрих
#94814

Я не сомневаюсь в твоей доброй воле, в твоём усердии, а также и в твоём твёрдом намерении совершить что-то дельное. — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.600)

Маркс, Генрих
#94815

Ты не должен требовать от лекций по праву (…) нежности и поэтичности. Сама материя не допускает (…) поэтического творчества, тебе придется с этим примириться и (…) счесть достойным глубоких мыслей. — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.600)

Маркс, Генрих
#94816

Хотя ты достаточно одарён от природы (…) твой ясный ум, чистота твоих чувств, твоя неиспорченность не дадут тебе свернуть с правильного пути… — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.600)

Маркс, Генрих
#94817

Желаю тебе стать тем, что могло бы получиться из меня, если бы я появился на свет в столь же благоприятных условиях. Мои лучшие надежды ты можешь и оправдать и разрушить. Может быть, неправильно и одновременно неразумно возглавлять свои лучшие надежды на одного человека и этим подрывать свой собственный покой. Но кто, как не природа, повинна в том, что и не слишком слабые люди проявляют отцовские слабости? — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.600)

Маркс, Генрих
#94818

Тебе, милый Карл, выпало на долю счастье, какое редко достаётся юношам твоего возраста. Ты в самом начале своего жизненного пути нашёл друга, и притом друга весьма достойного, старше тебя и опытнее. Умей ценить это счастье. Дружба в подлинном, классическом смысле этого слова — прекраснейшая жемчужина в жизни, а в таком возрасте, как твой, — совершенно необходимая для жизни. Лучшим пробным камнем твоего характера, твоего ума и сердца, более того — твоей нравственности, будет то, сумеешь ли ты сохранить этого друга и остаться достойным его. — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.600-601)

Маркс, Генрих
#94819

В том, что ты остаешься нравственно чистым, я не сомневаюсь. Но всё же великим двигателем морали является чистая вера в Бога. Ты знаешь, я далеко не фанатик. Но человек раньше или позже испытывает потребность в вере, и в жизни бывают минуты, когда даже безбожник невольно склоняется перед всевышним. И это обычно так (…), ибо каждый может поклониться тому, во что верил Ньютон, Локк и Лебниц. — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.601)

Маркс, Генрих
#94820

Господин Лёрс, назначен вторым директором. (…) Днём господин Лёрс дал большой обед, на котором присутствовал и я. Многие, с кем я здесь беседовал, осведомлялись о тебе, и со всех сторон мне желали счастья в связи с тем, что господин Виненбрюгге – твой друг. — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.601)

Маркс, Генрих
#94821

Хилый ученик – несчастнейшее существо на свете. — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.601)

Маркс, Генрих
#94822

…Когда наши самые горячие желания исполняются, ценность желаемого сильно уменьшается, а зачастую и утрачивается. — 18-29 ноября 1835 г. (Т40, с.602)

Маркс, Генрих
#94823

Надеюсь, по крайней мере, что печальный опыт заставит тебя несколько внимательно относиться к своему здоровью. Ведь после чистой совести оно — величайшее благо человека, а за грехи молодости, за неумеренные или просто сами по себе вредные развлечения приходиться тяжело расплачиваться. — февр.-март 1836 г. (Т40, с.604)

Маркс, Генрих
#94824

Ты правильно делаешь, что не торопишься с печатанием. Поэт, литератор в наше время должен создать что-то ценное, если он хочет выступить публично. (…) это всегда остаётся одним из благороднейших способов угождать женщинам. — февр.-март 1836 г. (Т40, с.604)

Маркс, Генрих
#94825

Но если первое выступление в жизни всюду большей частью является решающим, то прежде всего это относится к этим полубогам. Их превосходство должно проявиться в первых же стихах, чтобы каждый почувствовал в них искру божью. — февр.-март 1836 г. (Т40, с.605)

Маркс, Генрих
#94826

Говорю тебе откровенно: меня глубоко радуют твои [поэтические] задатки, я многого жду от них, однако мне будет очень больно увидеть тебя выступающим в роли посредственного рифмоплёта. — февр.-март 1836 г. (Т40, с.605)

Маркс, Генрих
#94827

Только выдающийся человек вправе притязать на внимание избалованного света, у которого есть Шиллер… — февр.-март 1836 г. (Т40, с.605)

Маркс, Генрих
#94828

Будь здоров, милый Карл, оставайся всегда таким же открытым и преданный, считай отца своим первым другом, а твою добрую мать – своей первой подругой. — май-июнь 1836 г. (Т40, с.608)

Маркс, Генрих
#94829

Твоя принципиальность напоминает мне годы моей юности, тем более, что эти принципы составляли моё единственное достояние. Ловкостью я не обладал, и это легко объяснимо. — 9 ноября 1836 г. (Т40, с.612)

Маркс, Генрих
#94830

Мама говорит, что ты баловень счастья. Я не возражаю против этого. Дай Бог, чтобы ты в это верил. По меньшей мере я ни на минуту не сомневаюсь в твоём сердце, в том, что ты искренен, когда с радостью повинуешься своими родителями. Ни в чём другом чрезмерность не является более простительной, чем в этом, и не беда, если здесь сердце берёт верх над головой. — 9 ноября 1836 г. (Т40, с.612)

Маркс, Генрих
#94831

Меня очень радует, что тебе так нравиться господин Мёйрин, так как я его очень люблю. Он принадлежит к тем редким людям, которые при светском тоне сохраняют доброе сердце. Практичностью своего ума он, несомненно, превосходит многих высокоучёных господ.Особенно я рад, что ты общаешься с образованными людьми и мало проводишь время с юношами, по крайней мере с теми, которых ты недостаточно знаешь. — 9 ноября 1836 г. (Т40, с.612-613)

Маркс, Генрих
#94832

Я — не ангел и знаю, что не хлебом единым жив человек. Но перед священным долгом должный умолкнуть все посторонние соображения. (…) И если, проверив себя, ты останешься твёрд в своём решении, то действуй тогда как зрелый муж. Это нисколько не мешает поэтическому взлёту, — ведь и взлёт во имя долга преисполнен поэзии. — 9 ноября 1836 г. (Т40, с.613)

Маркс, Генрих
#94833

Если бы я был менее снисходителен, если бы я вообще мог долго сердиться, особенно на своих любимцев, то у меня имелись бы все основания совсем тебе не отвечать. Вообще не похвально быть чересчур обидчивым, особенно по отношению к отцу, ошибка которого не так уж велика. — 28 дек. 1836 г. (Т40, с.614)

Маркс, Генрих
#94834

Не будь я такого высокого мнения о твоём добром сердце, я вообще не был бы так привязан к тебе и меньше страдал бы от твоих заблуждений. Ты же знаешь, что как высоко я ни ставлю твои способности, без доброго сердца они потеряли бы для меня всякий смысл. — 28 дек. 1836 г. (Т40, с.615)

Маркс, Генрих
#94835

Но теперь действенно вмешаться можешь только ты. Ты должен доказать, что, несмотря на свою молодость, ты зрелый человек, который заслуживает уважение света, завоёвывает его семимильными шагами; человек, который гарантирует своё постоянство и свои серьёзные намерения и заставляет умолкнуть злые языки, упрекающие тебя в прошлых ошибках. — 28 дек. 1836 г. (Т40, с.616)

Маркс, Генрих
#94836

…Тот, кто берёт на себя высокую обязанность, должен быть последовательным… — 28 дек. 1836 г. (Т40, с.616)

Маркс, Генрих
#94837

Ты ведь не обидишься на эти небольшие замечания насчёт экономии. — 28 дек. 1836 г. (Т40, с.617)

Маркс, Генрих
#94838

Твоё последнее письмо необычайно обрадовало меня, так как оно показало мне, что ты избавляешься от своих маленьких слабостей, которые, кстати сказать, меня беспокоили; что ты понимаешь своё положение и с энергией и достоинством стремишься обеспечить своё будущее. Но, милый Карл, не впадай, в противоположную крайность.Не говоря уже от том, что общительность много даёт человеку, особенно молодому, с точки зрения развлечения, отдыха и развития, благоразумие в свою очередь требует — и этим нельзя пренебрегать, так как теперь ты не один — найти себе поддержку некоторых людей, разумеется, честным и достойным образом. — 3 февр.1837 г. (Т40, с.618)

Маркс, Генрих
#94839

Важные люди, или считающие себя таковыми, не легко прощают пренебрежение и не склонны отыскивать уважительные причины, в особенности если они в какой-то степени благоволили к человеку. Господин Йениген и Эссер не только порядочные люди, но, очевидно, нужны тебе, и было бы в высшей степени неблагоразумно и поистине невежливо пренебрегать ими, ибо они тебя очень прилично приняли. В твои годы и при твоём положении ты не можешь требовать соблюдения взаимности. — 3 февр.1837 г. (Т40, с.618)

Маркс, Генрих
#94840

Здоровье – высшее благо для каждого, особенно же для ученого. — 3 февр.1837 г. (Т40, с.618)

Маркс, Генрих
#94841

Знай меру во всём! С твоими природными данными и при твоём теперешнем прилежании ты достигнешь своей цели… — 3 февр.1837 г. (Т40, с.618)

Маркс, Генрих
#94842

Как ни велик мой опыт, я не могу составить для тебя вполне ясный план со всеми деталями. — 3 февр.1837 г. (Т40, с.618)

Маркс, Генрих
#94844

Ты знаешь, милый Карл, что из любви к тебе я пошёл на кое-какие вещи, которые не совсем отвечают моему характеру, и это меня иной раз удручает. Но никакая жертва мне не кажется слишком большой, если её требует счастье моих детей. — 3 февр.1837 г. (Т40, с.619)

Маркс, Генрих
#94846

Прилагаю аккредитив. Он на большую сумму, чем ты сам просишь. Однако я не хотел ничего менять, так как теперь я верю, что ты не истратишь больше, чем это необходимо. — 3 февр.1837 г. (Т40, с.620)

Маркс, Генрих
#94847

К господину Эйххорну стоило бы пойти, но это я предоставляю на твоё усмотрение. Но у господ Йенигена и Эссера, повторяю, я хотел бы, чтобы ты бывал чаще. Не менее полезно было бы установить более тесный контакт, по меньшей мере, с одним из наиболее влиятельных профессоров. — 3 февр.1837 г. (Т40, с.620)

Маркс, Генрих
#94848

Поразительно, что я, от природы такой ленивый, когда надо писать письма, буквально не могу остановиться, когда пишу тебе. Я не хочу и не могу скрывать, что питаю к тебе слабость. Моё сердце переполняет радость, когда я думаю о тебе и твоём будущем. И всё же я порою не в силах прогонять печальные зловещие, вызывающие страх думы, когда словно молния, вспыхивает в мозгу мысль: соответствует ли твоё сердце твоему уму, твоим дарованиям? (…) А так как в этом сердце явно царит демон, ниспосылаемый не всем людям, то какого он происхождения: небесного или же он подобен демону Фауста? Будешь ли ты, — это сомнение сильно терзает моё сердце, — восприимчив к подлинно человеческому семейному счастью? А с некоторых пор (…) в состоянии ли ты дать счастье своим близким? — 2 мартa 1837 г. (Т40, с.621)

Маркс, Генрих
#94849

Твоя карьера, лестная надежда, что ты когда-нибудь прославишь своё имя, твоё житейское благополучие, — всё это не только дорого моему сердцу, всё это — давние, глубоко укоренившиеся иллюзии. (…) Но я могу тебя заверить, что осуществление этих иллюзий не могло бы сделать меня счастливым. Только если твоё сердце останется чистым, если каждое биение его будет подлинно человечным и никакой демонический гений не будет в силах изгнать из твоего сердца самые высокие чувства — только тогда я обрету то счастье, мечтою о котором я живу уже многие годы. В ином случае самая прекрасная цель моей жизни будет разбита. — 2 мартa 1837 г. (Т40, с.621-622)

Маркс, Генрих
#94850

Быть может, хорошо и полезно, что ты уже в начале своего жизненного пути вынужден действовать осмотрительно, проявлять осторожность и зрелость ума, наперекор всем демонам. Я благодарю небо за это, так как хочу вечно любить в тебе человека, и ты знаешь, что, будучи человеком практическим, я всё же не настолько прозаичен, чтобы утратить способность к восприятию возвышенного и доброго. Тем не менее, я не хочу совершенно оторваться от земли, с которой я связан корнями, и перенестись в воздушные сферы, где я не чувствую твёрдой почвы. — 2 мартa 1837 г. (Т40, с.622-623)

Маркс, Генрих
#94852

Но я могу лишь предлагать, советовать. Ты вышел из-под моей опеки, вообще превзошёл меня в этом вопросе, и потому я предоставляю решение тебе самому. — 2 мартa 1837 г. (Т40, с.624)

Маркс, Генрих
#94853

Моё письмо, написанное в состоянии сильного возбуждения, возможно, очень обидело тебя, и я от всей души сожалею, если это так. Не думаю, однако, чтобы я был неправ. Предоставляю тебе самому судить, имелись ли у меня веские причины вспылить. Ты же знаешь, ты должен знать как я тебя люблю. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.624)

Маркс, Генрих
#94854

Твои письма (поскольку я не нахожу в них следов болезненной чувствительности и фантастических черных мыслей) стали для нас подлинной потребностью. (…)Любя тебя больше всех на свете, за исключением мамы, я тем не менее не слепой и меньше всего хочу быть слепым. Я отдаю тебе должное во многом, но я не могу полностью отогнать от себя мысль, что ты не лишен эгоизма и что его в тебе, быть может, больше, чем это необходимо для самосохранения. Я не могу избавиться от мысли, что я в твоём положении больше щадил бы родителей и проявлял бы больше самопожертвования по отношению к ним. Если я ничем не обязан своим родителям, кроме появления на свет, — хотя справедливости ради следует сказать о материнской любви, — то как я боролся и страдал, лишь бы возможно дольше не огорчать их. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.624)

Маркс, Генрих
#94855

Не оправдывай себя ссылками на свой характер. Не обвиняй природу. Она поступила с тобой как любящая мать. Она дала тебе достаточно сил, к тому же человек наделен волей. Но при малейшей буре всецело отдаваться во власть горя, при каждом страдании обнажать своё разбитое сердце и этим самым разбивать сердца любимых людей – это ты называешь поэзией? Избавь нас бог от этого прекраснейшего из всех даров природы, если таково его непосредственное действие. Нет, только слабость, изнеженность, себялюбие и самомнение побуждают всё сводить к самому себе и заслоняют самые дорогие образы! — 12 августа 1837 г. (Т40, с.625)

Маркс, Генрих
#94856

Первейшая из человеческих добродетелей — это способность и воля к самопожертвованию, к тому, чтобы отодвинуть на задний план своё «я», если этого требует долг, требует любовь. Речь идёт не о блистательном, романтическом или героическом самопожертвовании — плоде минутного героизма или мечтательности. На это способен и величайший эгоист, так как именно в этих случаях «я» проявляется с особым блеском. Нет, речь идёт о ежедневно и ежечасно повторяющихся жертвах, которые идут от чистого сердца хорошего человека, любящего отца, нежной матери, любящего супруга, благодарного сына, о тех жертвах, которые придают жизни неповторимую прелесть и делают её краше вопреки всем превратностям. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.626)

Маркс, Генрих
#94857

Нет людей менее себялюбивых, чем хорошие родители. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.626)

Маркс, Генрих
#94858

Но ради собственного твоего блага я не могу перестать и не перестану говорить на эту тему (о долге и о жертве), пока не уверюсь, что ты избавился от этого пятна [об эгоизме] в твоём в остальном столь благородном характере. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.626)

Маркс, Генрих
#94859

Вскоре ты станешь отцом семейства и должен им стать. Но ни честь, ни богатство, ни слава не осчастливят жену и детей. Это можешь сделать только ты, твоё лучшее «я», твоя любовь, твоя нежность, способность подавлять бурные стороны твоего характера, вспышки, болезненную чувствительность и т.д, и т.п. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.626)

Маркс, Генрих
#94860

Ты сам говоришь, что ты баловень счастья. Да хранит тебя всевышний всегда на твоём пути, насколько это позволяют слабости человеческой природы. Но и счастливейший знает горькие часы; ни для одного из земных людей солнце не сияет вечно. Но от счастливца можно по праву требовать, что он противопоставит буре своё мужество, твёрдость, смирение, бодрость. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.626)

Маркс, Генрих
#94861

Мы имеем право требовать, чтобы прошедшее счастье стало бронёй, защищающей нас от преходящих страданий. Сердце счастливого человека широко и мощно, и его не так-то легко разбить. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.626)

Маркс, Генрих
#94862

Набросок плана [пьесы] прекрасен, и если план будет хорошо осуществлен, то сможет стать прочным памятником литературы. Но придётся столкнуться с большими трудностями — прежде всего со стороны тех, чьё самолюбие будет уязвлено, а так-же из-за того, что впереди не стоит имя человека, известного своим критическим дарованием. Зато газета может помочь создать репутацию. И в этой связи возникает вопрос, намерен ли ты выступать под своим именем. Ведь для тебя так важно снискать известность, доказать свои критические способности, чтобы добиться профессуры. Из твоего письма я этой уверенности не почерпнул. Да поможет тебе Бог. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.627)

Маркс, Генрих
#94863

Я не хотел от тебя требовать ничего такого, что противоречило бы твоим чувствам, но, пожалуй, ты мог бы действовать разумнее. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.627)

Маркс, Генрих
#94864

Будь здоров, милый Карл, люби меня всегда так, как ты об этом говоришь, только не заставляй меня краснеть от твоей лести. Нет ничего плохого в том, что ты высокого мнения о своём отце. Я всё же кое-чего добился в жизни — достаточно, чтобы иметь тебя, но далеко недостаточно, чтобы быть довольным собой. — 12 августа 1837 г. (Т40, с.627)

Маркс, Генрих
#94865

…Ты должен подумать и о родителях, радужные надежды которых серьёзно пострадают, если ты будешь так далеко от них. Конечно, это не должно нарушать твои жизненные планы. Ведь родительская любовь — самое бескорыстное из всех чувств. Но если бы твои жизненные планы можно было гармонично сочетать с родительскими надеждами, это доставило бы мне величайшую из всех радостей, число которых так сильно уменьшается с годами. — 20 августа 1837 г. (Т40, с.629)

Маркс, Генрих

Маркс, Генрих Цитаты, цитаты по Маркс, Генрих, Маркс, Генрих

Следующая